ПОЛИТИКА

ПРАВИТЕЛЬСТВО

ГЛАВНАЯ

БИЗНЕС и ЭКОНОМИКА

ОБОРОНА СТРАНЫ

КУЛЬТУРА

ОБРАЗОВАНИЕ

ПРАВО

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

ОБРАЗ ЖИЗНИ

ТРАНСПОРТ

МЕДИЦИНА

НАУКА

СТАТИСТИКА

РЕЛИГИЯ

СПОРТ

ЭКОЛОГИЯ

СМИ

ТЕЛЕКОММУНИКАЦИИ

ТУРИЗМ

31.12.2014

Интервью координатора интернет-портала «Монголия сейчас» Юрия Кручкина

За ночь с 30 на 31 декабря более 30 тысяч читателей интернет сайтов news.mn и baabar.mn прочитали интервью координатора интернет-портала «Монголия сейчас» Юрия Кручкина, получив исчерпывающую информацию о деятельности фактически единственного русскоязычного сайта о Монголии. По мнению журналиста и кинорежиссера Турмунха, взявшего интервью, 31 декабря будет поставлен рекорд по количеству заходов на этот пост.

Мы прилагаем перевод этого интервью.

Интервью координатора интернет-портала «Монголия сейчас» Юрия Кручкина

Ю.Н.Кручкин: “Главная проблема - низкая информированность россиян и монголов друг о друге”

Наше интервью с монголоведом, координатором проекта «Mongolia now», профессором Ю.Кручкиным касалось широкого спектра вопросов, в частности, сегодняшней Монголии, монголо-российских отношений, перспектив их расширения в различных сферах в свете отмены визового режима между двумя нашими странами. Конечно, мы не обошли тему монголоведения в мире, в том числе, в России. Предлагаем вашему вниманию это интервью.

 

-Юрий Николаевич, наконец-то вступило в силу соглашение об отмене визового режима между Монголией и Россией. В этой связи многие россияне хотели бы располагать информацией о нынешней правовой среде Монголии?

 

-В Монголии действует закон о правовом статусе иностранных граждан. Правительство, и представитель уже нового кабинета министров признает, что этот закон, как и другие законы, далеко не совершенен, поэтому, скорее всего, будут внесены поправки. Как я слышал, к осени следующего года будет принят новый закон о правовом статусе иностранных граждан. Раз Монголия разрешила безвизовый въезд представителям более 40 стран Евросоюза, а также без визы посещают страну граждане США, Южной Кореи, Японии, то вполне естественно, что и с Россией наконец-то решен вопрос о безвизовых поездках граждан сроком до 30 дней.

Этот визовый режим, который действовал с 1996 года, нанес существенный ущерб экономикам России и Монголии. Российские и монгольские ученые подсчитали, что это сотни миллионов долларов, недополученных казной и России, и Монголии. Сейчас видно, что в течение всего одного месяца после отмены визового режима, в Монголию приезжает много граждан из Москвы, других регионов России. В том числе, много деловых людей, журналистов и ученых, которые, я уверен, подтолкнут и дадут новый импульс дальнейшему развитию двустороннего сотрудничества.

-Вы живете и работаете в Монголии достаточно долгое время, поэтому знаете ее очень хорошо. Как вы считаете, каковы перспективы для развития двустороннего сотрудничества в других отраслях, кроме горнодобывающей промышленности, считающейся приоритетной?

 

-Я думаю, что перспективы имеются большие, но нам нужно провести своего рода анализ, прежде всего, культурных и научных связей, что мы можем делать в этих направлениях. С начала прошлого века, как мне кажется, большой акцент всегда делался именно на отношения в духовной сфере, в частности, это был русский язык, сотрудничество творческих союзов двух стран. 12 декабря в Монголии прошел визит вице-премьера России и полномочного представителя Президента России в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева, и насколько мне известно, во время визита стороны затрагивали некоторые предложения об обучении монгольских студентов в дальневосточных вузах, о лечении монгольских граждан в клиниках Дальнего Востока. Мне кажется, что это правильный подход потому, что 165170 лет назад отношения с Монголией, с Китаем решались не из Москвы, а из Дальнего Востока, дальневосточным губернатором Муравьевым-Амурским. В принципе этот регион брал на себя, прежде всего, вопросы сотрудничества с Монголией и Китаем, в том числе, известные всем вопросы «Чайной торговли». Вся «Чайная торговля» шла через Монголию, российский город Кяхта. Это удивительное место потому, что кяхтинские купцы были на третьем месте в России по своим состояниям после московских и петербургских.

 

-Монголия меняется на ваших глазах. Насколько изменилось инвестиционное пространство Монголии? Если изменилось, то в какую сторону - в лучшую или худшую?

 

-Здесь я ничего нового не скажу, конечно. Единственный и основной момент - эта не - хватка информации друг о друге. То есть, сейчас в России очень мало информации о реальной ситуации в Монголии. Я это наблюдал по моим контактам, разговорам с журналистами, которые сопровождали Президента России В.В.Путина в визите в Монголию, состоявшемся 3 сентября сего года. Я имел возможность встретиться со всеми 42 журналистами, и я заметил, что у них очень отсталые представления о Монголии, весьма скромная информация о стране. То есть, журналисты, которые по долгу службы должны владеть информацией, таковой не владеют, поэтому что говорить о людях, которые пытаются заниматься бизнесом, развивать сотрудничество с Монголией. Мы должны, прежде всего, улучшить информационное обеспечение. В этом отношении и ваша газета «Монголия Сегодня», и наш сайт «Mongolia now», и газета «Новости Монголии» выполняют ту роль, которую на себя больше должны брать и российское государство, и монгольское государство. Потому что люди реально не знают законодательства, многие законы не переведены ни на русский язык, ни на монгольский язык, и возникает много недопониманий и других проблем.

Что касается инвестиционного пространства, могу сказать, что монголы постоянно пишут в своей прессе о том, что чехарда с Правительством, с назначениями негативно сказывается на этой среде. Я с этим согласен. И это нужно будет кому-то объяснять за границей, что, мол, это не долго, не существенно потому, что большие проекты уже запущены и т.п., хотя надо учесть, что всегда ориентируются на чисто внешние факторы. В Монголии уже сменилось Правительство, назначили новых министров, сейчас будут менять заместителей министров и государственных секретарей, руководителей агентств и др. Это затянется как минимум до национального праздника Цагаан Сар. С одной стороны, Монголия - это уникальная страна. Ведь министерства не работают, а страна как-то живет и можно сказать, развивается. А с другой стороны, как правильно заметил Президент Ц.Элбэгдорж, право на ошибку, на смену Правительства до следующих выборов уже нет.

 

-В прессе пишут, что в связи с отменой визового режима у российского бизнеса увеличивается интерес к Монголии, многие хотят открыть свой бизнес. Но при этом, как вы верно заметили, они не располагают нужной информацией о Монголии. Что вы можете сказать по этому поводу российским бизнесам, что их ждет в Монголии, что может их привлекать здесь?

 

-Прежде всего, российские бизнесмены могут рассчитывать на то, что в Монголии огромное количество выпускников советских, российских вузов. Безвизовый режим интересен, в первую очередь, представителям тех российских регионов, которые раньше для решения своих деловых вопросов ездили в Иркутск, Москву или Улан-Удэ для получения визы. А сейчас они спокойно могут сесть на транспорт и приехать в Монголию.

Я думаю, что российским бизнесам нужно обращаться к монгольским выпускникам того города, где они окончили учебу в Советском Союзе и России. Монголы весьма благодарны тем вузам, преподавательскому составу вузов, где они учились. Они всегда с благодарностью вспоминают своих учителей, знают и помнят их по имени, отчеству. Можно, конечно, установить контакты с ассоциациями выпускников советских и российских вузов, которых здесь немало.

Наряду с этим, можно обращаться в крупные компании, которые им известны, где могут подготовить информацию на русском языке. Российские бизнесмены могут посмотреть на месте и определить, что им выгоднее здесь в Монголии

- создавать совместное предприятие или свое представительство, какой бизнес востребован здесь и т.д. Мне кажется, что в будущем внимание следует уделить сотрудничеству в свободных торговых зонах, как «Алтанбулаг», «Замын-Ууд» и др. Мы видим и знаем, какое развитие получили китайские приграничные города, если это со стороны Монголии, то это город Эрлянь, а с России

- это Маньчжурия, и не секрет, что они выросли на наших глазах в свободные торговые зоны. Если все будет идти правильно, то такое же развитие со временем получат и «Алтанбулаг», и «Замын-Ууд» и др.

 

-Горнорудный бум в Монголии, вроде бы, как прошел. Одно время эта сфера манила иностранных инвесторов, но из-за нововведений Правительства интерес у иностранцев спал, хотя и возрождается в последнее время. У российских бизнесменов есть возможность для сотрудничества с Монголией в этой сфере не на перспективу, а именно на сегодняшний день?

 

-Лично я никогда не придавал большого значения вопросу сотрудничества двух стран в горнорудной отрасли Монголии. Прежде всего, потому что все те минеральные богатства, которые есть в Монголии, они все с избытком есть в России. Например, уголь есть и в России, но дешевле. Поэтому сотрудничество России и Монголии в горнодобывающей промышленности возможно в том контексте, что стороны могут создать совместные предприятия по угольному месторождению Таван Толгой, и вместе работать над добычей и экспортом его угольных запасов. Хотя при этом могут быть возможности для сотрудничества по урану и редкоземельным металлам.

 

-А что вы можете сказать о развитии сотрудничества двух стран в железнодорожной отрасли - не менее важной отрасли?

 

-По-моему мнению, здесь негативную роль играет отсутствие информации у российской стороны относительно всех аспектов железнодорожного строительства, железнодорожного бизнеса в Монголии. А из-за этого «Российским железным дорогам» тяжело будет конкурировать с Китайскими железными дорогами. Поэтому здесь однозначного, прямолинейного подхода быть не должно. Вот я смотрю как работают «РЖД» в монгольском направлении. У них, как я уже говорил, явно не хватает реальной информации. Я часто общаюсь с монгольскими железнодорожниками, и вижу, что они досадуют, сожалеют, что не удается находить консенсуаса между «РЖД» и «Улан-Баторской железной дорогой». Хотя кажется, что возможности есть. Я считаю, что здесь важно участие трех стран - Монголии, России и Китая. Только тогда будет толк. Если все будут тянуть в разные стороны, то ничего не получиться.

 

-Что вы можете сказать по поводу деятельности монголо- российских совместных компаний «Предприятие Эрдэнэт», «Монголросцветмет», «УБЖД», играющих важную роль в экономике Монголии, да и в развитии двусторонних отношений и сотрудничества, но два государства не уделяют должного внимания им?

 

-Мое мнение по этому поводу не будет особенным или оригинальным. Государство, как видимо, плохой собственник, плохой руководитель, это, во-первых. Во-вторых, в этих совместных предприятиях существует определенный дисбаланс, особенно с точки зрения получения прибыли. С российской стороны многие годы никто не обращал внимания на то, что происходит в этих совместных предприятиях. Они были забыты, заброшены, но сейчас Россия, видимо, начала думать, почему она мало получает прибыли с этих совместных предприятий. Недавнее письмо заместителя президента «РЖД» в адрес исполняющего обязанности начальника АО «УБЖД» Д.Сэрээнэндоржа гласило о том, что все доходные статьи предусматривались, но не выполняются. Поэтому думаю, что менеджмент можно передать более щустрым компаниям. Потому что при таких возможностях все эти три организации имеют большой коэффициент полезного действия. Поэтому с уважением можно относиться ко многим профессионалам, которые сейчас работают в них, но результаты их деятельности пока недостойны уровня сотрудничества двух стран.

 

-На ваш вгляд, какая отрасль Монголии может быть сегодня рентабельной и взаимовыгодной для развития сотрудничества двух стран?

 

-Это туристическая сфера. Если бы я занимался туристическим бизнесом в Монголии, то я бы делал ставку на туристические пакеты «Монголия + другая страна». То есть, россиянам будет выгодно, приехав в Монголию без визы, посетить еще другую страну, например, Южную Корею, Гонконг, Малайзию, Вьетнам, Таиланд, Сингапур, Китай и т.д. Этот сдвоенный пакет практикуют многие европейские тур- компании. Эту практику можно широко использовать в Монголии. То есть, например, европейцам будет интереснее и выгоднее посетить сразу 2 страны, не только Монголию. Это будет выгодно и Монголии. В любом случае надо учесть, что туристическая сфера дает до 10 % ВВП. Проработав вопросы с россиянами, можно предложить например туристам из Японии посещение озера Хувсугул Монголии, а затем поездку на озеро Байкал. У многих эта большая мечта - сначала побывать на Хувсугуле, а затем на Байкале. И эту мечту вполне можно осуществить. Вариантов предостаточно, просто надо их прорабатывать и согласовывать с сотрудничающей стороной.

Монголии нужно развивать сотрудничество с близлежащими регионами России, как, например, с Иркутском, Улан-Удэ, Новосибирском, Забайкальским краем. Это может сотрудничество в сфере туризма, культуры, медицины, образования и др. Например, на территории Монголии Дальневосточный регион может создать школы с углубленным изучением русского языка.

 

-Как специалист с большим опытом работы, расскажите, пожалуйста, как сегодня обстоит дело в мире с монголоведением, и в частности, в России?

 

-С монголоведением, равно как с изучением других стран Востока, за исключением Японии и Китая, дела обстоят плохо. Средний возраст действующих российских монголоведов, кто сейчас пишет, творит, преподает, приближается к 80 годам. Я многих из них уважаю, мы переписываемся, общаемся. Но молодежи нет, и это очень плохо. У нас последний выпуск специалистов по праву Монголии в Московском государственном институте международных отношений был в 1977 году. Это факультет по праву Монголии с монгольским языком. С тех пор прошло 37 лет, но у нас не выпускали официально специалистов по праву Монголии. Хотя может быть, в других университетах, в том числе, частных вузах кто-то учится в этом направлении. Жалко Рэгзэна Ракшаева - Генерального консула России в Эрдэнэте, которого то и дело стараются привлекать к переводам. Потому что хорошего уровня переводчиков, знатоков Монголии на государственной службе России нет.

Это связано и с одним из первых вопросов нашего интервью - о низком уровне информированности монголов и россиян друг о друге. В советское время издавалась 15 томов антологии монгольской литературы. Худо-бедно, но по 10-20 тыс. экземпляров издавалась. То есть, люди могли читать монгольскую литературу. После 1991 года с монгольского языка на русский язык было переведено всего 4 книги. А интерес у читательской аудитории России к Монголии есть. В России проживает около миллиона человек, которые работали, учились, служили в армии в Монголии. Если не все, то некоторые из них проявляют большой интерес к литературным новинкам Монголии. Также сейчас нужно думать о том, каким образом можно продвигать музыкальную культуру Монголии на российский рынок. Я думаю, что некоторые монгольские художественные и документальные фильмы можно показывать в России, продублировав на русский язык. Бизнес сотрудничество в культурной сфере считаю будет эффективным. Очень интересно творчество монгольских художников, поэтому можно организовывать их выставки в России.

В целом в мире с монголоведением тяжело. Я общаюсь с монголоведами из Чехии, Болгарии, Германии, Америки, Японии, Южной Кореи, Индии. К сожалению, эти люди занимаются монголоведением благодаря только своему энтузиазму. Какой-то поддержки со стороны своих государств и Монголии они не имеют. Но хорошо, что здесь в Монголии появился фонд поддержки монголоведения. Я не знаю, какие там будут критерии, подходы, но во время недавнего визита Президента Ц.Элбэгдоржа в Венгрии оказали некоторую поддержку монголоведению. Это правильный ход, хорошая поддержка. В принципе Монголия должна уделять должное внимание монголоведению за рубежом. Я вот видел, как переводили переводчики во время визита президента США, Председателя КНР в Монголию, но я бы не стал спешить и называть их высококлассными. Есть свои моменты, в том числе, недочеты.

Но с проблемами сталкивается не только монголоведение. В России это касается и изучения Вьетнама, Лаоса, Таиланда, Кореи, Филиппин и др. Если в советское время журнал «Азия-Африка» издавался тиражом в 100 тыс.

экземпляров, то сейчас на всю Росси- ию издается только 700 экземпляров. Люди могут писать в этом журнале, публиковаться, но гонорар им не могут выплачивать. Надо находить баланс между практическим монголоведением, теоретическим монголоведением, иначе эта серьезная проблема долго еще не разрешиться.

 

-Юрий Николаевич, чем вы сейчас занимаетесь?

 

-Сейчас я делаю второе издание энциклопедии Монголии, где все статьи размещены в алфавитном порядке. Если раньше я издавал только энциклопедический справочник по темам, то сейчас я делаю по алфавиту. Предназначен он для тех, кто знает Монголию, имеет конкретное представление и для тех, кто ровным счетом не знает ничего. Каждый год переиздаю монголо-русский и русско-монгольский словари. Стараюсь также делать больше переводов художественной литературы. В позапрошлом году я перевел на русский язык книгу первого Президента Монголии П.Очирбата «Тэнгэрийн цаг» (Время высоты). Она вся разошлась. В этом году к сентябрю издал книгу из отрывков выступлений Президента Ц.Элбэгдоржа. Также перевел сборник стихотворений молодой поэтессы Б.Батрэгзэдмаа. В России некоторые библиотеки закупили ее книги. Сегодня я делаю справку о всех новых министрах. В монгольской художественной литературе есть много достойных произведений для перевода на русский язык. В частности, монголовед Мария Петрова из Санкт-Петербурга активно переводит, интересуется монгольскими писателями, поэтами, например, Х.Аюурзана. Есть также в Бурятии немало тех, кто хорошо переводит монгольские стихи.

 

 

Новостной раздел нашего основного сайта

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.  Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com